Возвращение Татьяны Меривалд в родные пенаты — тот редкий случай обратной эмиграции, который не поддается логическому объяснению. Потому что в отличие от своих соотечественников-переселенцев, она не надеялась на социальную программу чужого государства, а просто занималась любимым делом. И, надо сказать, у нее это неплохо получилось...

Несколько громких экспозиций в Эстонии, победное возвращение домой и полный чемодан идей, которые захотелось реализовать в родном Челябинске. Татьяна стала одной из немногих эмигранток, которым удалось состояться по обеим сторонам границы. Как это получилось — об этом наш разговор с известной эстонско-российской художницей, керамистом и просто красавицей.

— Мои родители совершенно не ожидали, что их дочь станет дизайнером. Но когда я оставила позади технический колледж, куда поступила на бюджет, и рассказала им о перспективах своей будущей профессии — сомнений больше не осталось. Впереди меня ждал год интересного труда лаборантом на кафедре художественного училища, где можно было погружаться в искусство, не покидая стен своей будущей альма-матер, и, конечно, брать бесконечные уроки живописи, рисунка и композиции. Год такой интенсивной подготовки можно было приравнять к шести годам художественной школы. Поэтому к весне из лаборанток я легко перешла в разряд студентов дизайнерского отделения, сдав вступительные экзамены на «отлично». Уже со второго курса ко мне поступил заказ на роспись стены в гостиной, где с моей легкой руки должны были распуститься изящные цветы. К вечеру мне удалось привнести финальный аккорд в дизайн помещения, и я радовалась первому гонорару. Все заработанное я потратила на новые кисти и краски. Постепенно включилось «сарафанное радио», и такая подработка стала появляться все чаще, поэтому теория и практика осваивались мной в одно и то же время. Плюс ко всему на протяжении всей учебы я продолжала заниматься рисованием в частном порядке, посещая мастерскую одной из лучших художниц Южного Урала Виктории Питиримовой, с которой мы штудировали программу Санкт-Петербургской академии им. А. Л. Штиглица — легендарной «МУХИ». Затем были годы практики в качестве дизайнера интерьера, когда можно было применить свои художественные и конструкторские таланты. (Улыбается.)

Больше всего меня увлекает процесс создания керамики. Ты начинаешь формировать изделие и видишь, как невзрачный кусок глины превращается в нечто законченное. Каждый раз керамическое произведение созревает, развивается, растет и, наконец, рождается на моих глазах. И это волшебно.

— Татьяна, ваша карьера как дизайнера складывалась вполне успешно. Почему вы приняли решение переехать в Эстонию?

— Скажем так: в 2011 году у меня просто появилась возможность перебраться в Европу. Переезд за границу казался хорошим испытанием для моих способностей. И потом, мне было интересно, чего я смогу добиться со своим багажом знаний. Адаптироваться в новой стране было нелегко. Несмотря на то что у меня не было никакого языкового барьера, все переселенцы обязаны сдавать экзамен на знание эстонского при оформлении вида на жительство, многое казалось необъяснимым. Кстати, с первого дня Эстония показалась мне закрытой, холодной и неприветливой страной, а ее жители — замкнутыми и молчаливыми. Но потом, когда я изучила культуру, традиции и обычаи этого прибалтийского государства, ко мне пришло понимание, что в таком немного аскетичном укладе есть толк и всегда есть чему поучиться. И то, что поначалу я приняла за нежелание общаться, на самом деле оказалось национальной чертой характера, которая говорит о редком умении эстонцев дистанцироваться от повседневной суеты. Позже я переняла эту способность к внутреннему созерцанию, что позволило мне окунуться в самопознание и заняться саморазвитием.

— Были ли у вас сложности с устройством на работу?

— Нет, практически никаких трудностей не было. Опять же повторюсь, что на работу я побежала не сразу же после переезда. Мне потребовалось время, чтобы осмотреться, привыкнуть к новым условиям жизни, получить вид на жительство, а также пройти программу адаптации, куда входили языковые, социальные и развивающие курсы. Свою трудовую деятельность я, как обычно, начала с обучения, а точнее с практики во всемирно известном рекламном агентстве с вдохновляющим названием «Таевас», что переводится как «небо». Мне это было нужно для преддипломной практики, так как перед отъездом я успела поступить в ЮУрГУ на кафедру «Реклама и связи с общественностью». После прохождения практики меня взяли в «Таевас» на работу.

— Татьяна, но Эстония помогла вам раскрыться и как художнику: в этой стране вы впервые выставились. Как вам удалось поработать с известными галереями Таллина?

— В России я больше занималась дизайном и интерьерной росписью, а в Таллине у меня началась совершенно другая творческая жизнь. Появилось больше времени для понимания истинных ценностей и потребностей. Как-то я набралась смелости и пришла в одну галерею, чтобы предложить свои услуги в качестве преподавателя академического рисунка. Мое портфолио полностью устроило работодателей, и уже на следующий день после собеседования мне позволили приступить к работе. Хочу заметить, что за границей российская академическая школа ценится очень высоко, и преподаватели из нашей страны — на вес золота. Чуть позже я принесла в галерею и свои картины, которые начала писать сразу после переезда. Мои полотна понравились искусствоведам, и они пригласили меня принять участие в выставке, главным лейтмотивом которой стали цветочные образы. Я прекрасно понимала, какого плана работы представят мои коллеги, поэтому решила подойти к своим полотнам нестандартно. Свой букет, а точнее триптих, я изобразила в виде трех прекрасных девушек, каждая из которых символизировала одну из частей известной аллегорической трилогии «Не вижу зла, не говорю зла, не слышу зла». Сюрреалистичные сюжеты вместе с описанием вызвали должный эффект у публики.

— Почему от создания картин вы перешли к работе с глиной?

— Меня всегда интересовала керамика и зачаровывала медитативная работа с глиной. Помню, как в деревне у бабушки после дождя я всегда выбегала во двор, чтобы отыскать размокший кусочек этого пластичного материала, и с упоением лепила. Я всегда хотела попробовать себя в качестве керамиста и как будто ждала подходящего момента. И вот спустя годы он случился. С моей художественной студией при галерее в Таллине соседствовала мастерская по производству керамики. Это было удивительное место, в котором творились настоящие чудеса. Хозяйничала там женщина, обучившаяся своему необычному ремеслу во Франции. Глядя на ее тонкие и живые работы, мне захотелось перенять некоторые навыки и таким образом дополнить и расширить спектр своих творческих возможностей. Постепенно это занятие привело к тому, что я стала создавать керамику и художественные работы в духе одной коллекции. Это могли быть картины с фантазийным орнаментом, который повторялся на разных плоскостях глиняных изделий. Такой подход к оформлению интерьера показался мне необычным, поэтому я решила и дальше развивать идею создания этих гармоничных сетов.

— Кроме картин в Челябинске вы представили раковины и керамические сосуды. В чем уникальность этого сета?

— Я делаю керамику в соответствии с технологией, которую освоила в Эстонии. Вообще, я никогда не думала, что владею какой-то особенной методикой, пока это не подметили мои коллеги из Челябинска. Все дело в отсутствии ремесленнической базы, которой я была напрочь лишена во время своего обучения за границей. К тому же мне еще тогда привили любовь к качественному сырью. Изначально я работала только на европейских материалах, поэтому не отказываю себе в этом даже здесь, в Челябинске. Правда, глину и глазурь приходится доставлять транспортной компанией из Канады и Германии.

— Почему вы решили приехать обратно в Россию, да еще и в Челябинск, откуда все чаще уезжают?

— Я прожила в Эстонии шесть лет. Но все это время мечтала вернуться на Урал, ведь это мой дом. Вдобавок меня вдохновляет местная природа, просторы, горизонты и особенно горы. Сегодня переезд за границу я рассматриваю как интересное приключение, благодаря которому я научилась себя больше понимать, прислушиваться к потребностям и реализовываться в новых качествах. Ведь иногда надо уехать, пусть и так далеко, чтобы понять, что твое место здесь.

— Татьяна, а вы заметили разницу между Челябинском нынешним, где царят умонастроения «пора валить», и тем, шестилетней давности?

— Все мы — люди разные, и всегда будут те, кто хочет переехать. Я, видимо, как мои девушки-цветы, не вижу, не слышу и не хочу говорить ничего плохого о своем городе. Наоборот, счастлива вернуться и порадовать соотечественников такими новыми возможностями. У меня есть потребность развивать производство раковин ручной работы и других предметов интерьера здесь. Я проработала интерьерным дизайнером более 15 лет и примерно понимаю, что хотят видеть в своих домах люди, которые ценят авторский замысел и красоту ручного труда.

Комментарии для сайта Cackle

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.

Производство сайта Павел и Дмитрий Логачёвы