«Блюз — это когда хорошему человеку плохо», — сказал B.B.King, ставший душой этой музыки. И я всегда считала, что блюз — это когда грустят. Пока не познакомилась с певицей из Каталонии Монсеррат Пратдесаба, творчество которой полно света и позитива. Ее песни — про любовь, жизнь, смерть, про каждый день, про то, что было и что будет.

Целительная сила

Монсеррат знает о блюзе все. Она не только пишет и исполняет музыку в этом стиле, но и поддерживает образовательные программы, связанные с его популяризацией. Она — постоянный автор журнала Blues & Co, президент Барселонского блюзового общества, член Совета Ассоциаций профессиональных музыкантов Каталонии Musicat и один из 12-ти членов Европейского блюз-союза (в 2013-16 г). В Челябинск Big Mama Montsе приехала, чтобы принять участие в проекте «Европейские звезды с Уральским диксилендом», выступив со знаменитым ансамблем Игоря Бурко в городской Филармонии. Эксклюзивное интервью для «Плана Б» я начала с вопроса:

— Монсеррат, что общего между такой солнечной и радостной страной, как Испания, и хмурой музыкой американских окраин?

— У нашей страны не такая безоблачная судьба, как может показаться. 40 лет ею жестоко правил безжалостный диктатор, при котором она вовсе не была тем раем, что сейчас. Когда Франко умер, мне было 13. Мы все еще помним те времена, когда тысячи испанцев погибали в тюрьмах, а остальные страдали от голода и нищеты. Но в самые тяжелые времена людям помогает музыка. Как ни странно, испанцы очень чувствуют блюз. Некоторые даже миксуют его с нашей традиционной музыкой, фламенко. Особенно талантливо это делают цыгане. В их интерпретации смесь блюза и фламенко становится похожа на спиричуэлс, духовные песни афроамериканцев. Но для меня это совершенно разные музыкальные направления. Блюз — мое все, а фламенко я просто с удовольствием слушаю, причем открыла его для себя всего несколько лет назад, оказавшись в Андалузии, в Гранаде. Мне нравится мировая этническая музыка: индийская рага (ведическая музыка, улавливающая глубинные вибрации природы), бразильская босанова. Но в основном слушаю, конечно, блюз и джаз — блюз, получивший высшее образование. (Смеется.)

— Что же такое блюз лично для вас?

— Целительная сила, лечебная музыка. Он в прямом смысле лечит души. Я очень люблю людей, и меня вдохновляет, что своими песнями я могу кому-то помочь, кого-то поддержать. Они всегда искренни и предельно откровенны. Мелодия и слова часто рождаются из сильных эмоций, когда мне очень хорошо или очень плохо. В них сплетены воедино боль и любовь, счастье и одиночество. Да, в основе своей блюз довольно депрессивен. Это рассказ о горестях и трудностях человеческой жизни. Но с помощью музыки вы можете преобразовать отчаяние в красоту и таким образом стать счастливее. А если поделиться музыкой своей души с теми, кто пришел на твой концерт, то получишь в ответ импульс, который все изменит к лучшему. И вот уже нет ни одиночества, ни горя, ни тоски! Перед выходом на сцену мне необходимо немного побыть в полной тишине, чтобы сосредоточиться и поймать нужную волну. Самое важное — какое настроение я подарю слушателям, какую энергетику передам. Мне нравится, когда с моего концерта люди выходят с улыбкой. Вот что такое для меня блюз — грустная музыка, которая делает мир светлее, а людей радостнее. Именно поэтому у него не может быть ни национальных, ни политических, ни любых других границ.

Путь Большой Мамочки

— А как родилось ваше сценическое имя — Big Mama Montsе?

— О, это забавная история! Много лет назад мы с компанией были на концерте в легендарном клубе La Cova del Drac в Барселоне, после которого музыканты устроили джем-сейшн. Это было так зажигательно, что я не выдержала, выскочила на сцену и запела блюз. Друзья стали хлопать, поддерживать меня и кричать: «Да ты настоящая Большая Мамочка, Монтсе! Big Mama, Big Mama!» Мне понравилось это прозвище, и я сделала его своим псевдонимом, под которым выступаю уже много лет.

— То есть блюз увлек вас еще в юности?

— Мы вместе уже 30 лет! (Смеется.) В те времена услышать блюз в Барселоне было почти невозможно. Но однажды к нам приехал самый настоящий черный блюзмен из Северной Каролины, знаменитый Джонни Марс. Он пел, подыгрывая себе на губной гармошке. Я застыла, не слыша ничего вокруг. В моей душе отзывался каждый звук. Это была настоящая магия! Я поняла, что нашла свой путь. Мы с Джонни подружились, он рассказал и показал мне, что такое блюз, научил его чувствовать. Я стала слушать великих блюзменов — Элмора Джеймса, основополжника чикагской блюзовой школы Мадди Уотерса, гитариста Брауни МакГи. Открыла для себя женский блюз: Бесси Смит, Альберту Хантер, мою любимую Хелен Хьюмс, которая также великолепно исполняет джаз. Но именно благодаря Джонни я стала той, кто я есть. Так началась моя карьера.

— Хотя по образованию вы телеком-инженер и долго работали на телевидении?

— Я родом из маленькой деревушки Сан-Кирзе-де-Безора в 100 км от Барселоны. Там не было музыкальной школы, но, видя, что я обожаю петь и чувствую ритм и мелодию, родители наняли для меня учителей. С 6 лет играю на фортепиано, с 12-ти — на гитаре. Однако мама-медсестра и папа-строитель, не особо увлеченные музыкой, не считали ее серьезным занятием, способным дать верный кусок хлеба. Они настояли, чтобы после школы я поступила в Университет Барселоны и получила диплом инженера звукового оборудования. Меня утешало, что это все-таки связано с музыкой. После учебы 6 лет отработала по специальности на Каталонском телевидении, но жить без музыки не смогла. Начала выступать в барах и клубах, все чаще и больше, пока не решила окончательно посвятить себя исключительно этому. Занялась вокалом с очень хорошими педагогами. И мечта сбылась!

— Теперь вы много гастролируете?

— В основном по своей стране. В последние пару лет также выступала в Болгарии, Норвегии, Франции. В Челябинске уже третий раз. Правда это единственный российский город, в котором я побывала. Оказываясь в новом месте, всегда отправляюсь гулять без сопровождения. Захожу в магазины, на рынки, в те места, где люди живут настоящей жизнью, где они такие, какие есть. Только так можно по-настоящему почувствовать дух страны или города, узнать ее жителей. И знаете что? Люди везде одинаковые. Везде радуются и страдают по одним и тем же причинам. И чувства свои выражают одними и теми же способами. И моя музыка оказывает на них одинаковое воздействие.

— Сами вы живете в одном из красивейших городов мира!

— Я обожаю Барселону. Но мечтаю увидеть Москву, Санкт-Петербург, а еще Нью-Йорк, Лос-Анджелес и, пожалуй, самый блюзовый город на свете — Чикаго! Я уже бывала в Америке, в таких блюзовых центрах, как Мемфис, Новый Орлеан и Кларксдейл. Южные штаты в дельте реки Миссисипи (Теннеси, Луизиана, Миссисипи) — родина блюза. Туда я и отправилась, чтобы услышать его, что называется, у истоков. Когда видишь пыльные хлопковые поля, тянущиеся на сотни метров, ни одного дерева в округе, начинаешь лучше понимать блюз как чувство, его одиночество, грусть и тоску по лучшей доле. Но я, попав в те края, была абсолютно счастлива. (Смеется.)

Монсеррат Пратдесаба (род. в 1963 г. в Каталонии) — блюзовая певица, автор материалов о блюзе, президент Барселонского блюзового общества, член Совета Ассоциации профессиональных музыкантов Каталонии Musicat, член Европейского блюз-союза (в 2013-16 гг.).

Композиция «No way out» от Big Mama и Victor Uris вошла в созданный лейблом Putumayo Records сборник «Блюз со всего мира» вместе с произведениями таких мировых звезд блюза, как Тадж Махал, Бонни Райт, Мария Малдор, Эрик Бибб, Хабиб Коатье и др.

Обладательница награды Jazz Terrassa Man от Terrassa International Jazz Festival (2015), Capibola Blues Award фестиваля Barcelona Blues Festival (2010). Почетный член Rubí Blues Society (2015) и Girona Blues Society (2016), Artist Blues Cat (2007), Dones d´Enllaç Award (2008), Best Jazz Album 1994 от Radio4, финалист конкурса Best Jazz Album от SGAE и AIE на III Premios de la Música, финалист Bands Challenge на Getxo International Jazz Festival (1991).

Гражданская ответственность

— Чем занимается Барселонское блюзовое общество, которое вы возглавляете?

— Мы организуем музыкальные фестивали, концерты, выставки картин и скульптур, конференции, детские мероприятия. Открыли единственную в Европе библиотеку блюза: книги, статьи, записи выступлений, музыкальные альбомы, журналы — множество самых разных материалов по американскому, европейскому, испанскому блюзу. Сами выпускаем журнал, в который я активно пишу. Очень много работы, за которую, к слову, я ничего не получаю. А президент я неплохой, учитывая тот факт, что до того, как я возглавила Ассоциацию, наши доходы не превышали 8.000 евро в год, а сейчас мы зарабатываем не меньше 60.000 евро! Из этих денег платим музыкантам, занятым в наших проектах, и осуществляем всю нашу деятельность. Кроме того, уже больше 10 лет я преподаю теорию блюза и вокал школьникам 6-12 лет. Вместе с коллегами устраиваем для них спектакли — поем, играем на гитаре и гармонике и рассказываем истории о блюзе. Когда 400 ребятишек в зале слушают тебя, раскрыв рот, а потом танцуют и подпевают — это вдохновляет, заряжает и дает силы и энергию. Было бы здорово в мой следующий приезд в Челябинск организовать что-то подобное для ваших детей, в одной из местных школ.

— Общественная работа не мешает творчеству?

— Иногда. (Смеется.) Но я не вправе быть в стороне от нее, ведь музыка наделена огромной силой менять сознание людей. Как свободный артист, я никогда не состояла ни в каких политических или социальных партиях и обществах, но активно выступаю в поддержку женщин и детей, переживших домашнее насилие. Считаю долгом в меру сил помогать тем, кто попал в беду и нуждается в защите. Поддерживаю организации, заставляющие политиков обратить внимание на эти проблемы и решать их. Выступаю на благотворительных концертах, средства от которых идут на помощь беженцам и пострадавшим от насилия в семье, а также в больницах, в том числе в клиниках для детей с онкологией. Это самые щедрые и благодарные слушатели. Лица многих из них я запоминаю навсегда. Пою перед ними с особым волнением и считаю это одним из самых важных дел, которые делаю. Вкус к жизни

— У вас столько дел! Как вы восстанавливаете силы?

— Иногда я действительно чувствую себя волчком, который все кружится и мечтает хотя бы на секунду остановиться. Чтобы передохнуть, плаваю, гуляю, читаю. К слову, пыталась одолеть «Войну и мир» Толстого, но не смогла — уж больно длинная и сложная книга. (Смеется.) Медитирую, занимаюсь йогой. Игра на гитаре для меня тоже сродни медитации. Особое умиротворение испытываю на кухне. К сожалению, у меня нет семьи, которую я могла бы баловать кулинарными изысками, но, когда выпадает возможность, собираю друзей и готовлю для них угощение. Есть простая, но очень вкусная каталанская закуска: разрезаете помидор надвое и хорошенечко натираете им хлеб, чтобы он пропитался томатным соком, затем растираете по кусочку оливковое масло и немного присаливаете. Ну, про паэлью вы знаете... а вот такое блюдо точно не пробовали — его не подают туристам в кафе и ресторанах! Надо сделать пюре из отварных картофеля и капусты, а затем обжарить его на сковороде в виде маленьких блинчиков, добавив для вкуса немного свинины или крольчатины — ее в Испании очень любят. В итоге получается весьма богатый стол, потому что у нас принято, собираясь в гости, обязательно приносить с собой какое-нибудь блюдо, десерт или напиток. Ну а когда все наелись, меня обязательно просят спеть, кто-то начинает подыгрывать, так что любая вечеринка превращается в импровизированный домашний концерт. (Смеется.)

— О чем еще мечтать?!

Мировая слава — вы об этом? Нет, меня это не волнует. У меня есть награды с самых разных фестивалей, пусть и не Грэмми, конечно. Одна из самых дорогих — Jazz Terrassa Man от Terrassa International Jazz Festival. Дело в том, что я — единственная женщина, получившая ее! Остальные лауреаты почему-то сплошь мужчины. Однако для меня важнее не награда, а кто ее вручил. Например, диплом челябинского фестиваля «Весенний beat» я повесила на стене у себя дома, потому что его организаторы стали для меня настоящими друзьями. Мне нравится заводить друзей в разных странах, узнавать, как и чем они живут, что их волнует. Одно дело, когда ты приезжаешь как турист и живешь в отеле, осматривая достопримечательности. Совсем другое — когда приезжаешь к друзьям и живешь у них как местный. Я хотела бы познакомиться с максимально возможным количеством мировых культур и превратить этот опыт в блюз.

Комментарии для сайта Cackle

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.

Производство сайта Павел и Дмитрий Логачёвы