Хриплый проникновенный голос, харизматичный взгляд, длинные волосы, брутальный стиль в одежде, множество звякающих при каждом движении кожаных браслетов с металлическими заклепками и, главное, живой гитарный саунд — немецкий певец, поэт и композитор Торстен Виллер (сценическое имя — WILLER) воплощает на сцене образ классического рокера.

Торстен Виллер

рокер

Он много гастролирует по США, Канаде и Европе, где его альбомы издают многотысячными тиражами, а песни постоянно крутят на радио и ТВ. В Челябинск Willer приехал в качестве гостя VII Международного музыкального фестиваля «Весенний beat». В эксклюзивном интервью «Плану Б» он, в том числе, рассказал, почему считает наш город самым экзотическим местом из всех, где ему довелось побывать.

Челябинск экзотический

— Торстен, что же такого необычного в Челябинске?

— Это сложно объяснить логически, это, скорее, ощущения. За последнее время я выступал в Италии, Швейцарии, Дании, Голландии — очень разные страны, но их что-то объединяет. А Россия как другая планета. Я никогда не был здесь, и ваш город — первый, который я увидел в этой стране. Гуляя по улицам, понял, что здесь мне было бы гораздо сложнее адаптироваться, чем, скажем, в Америке. Взять хотя бы ваш алфавит. В любой европейской стране или Штатах я могу прочитать вывески и догадаться, что на них написано, не говоря уже о таких словах, как Bank или Hospital. А здесь и это невозможно! Все непривычно и странно. Даже еда другая. Например, сегодня на завтрак было очень странное блюдо, я никогда и нигде не видел ничего подобного. Нечто похожее на пирог с жареным яйцом внутри, довольно острый, но очень вкусный (прим.автора — из долгого восторженного описания стало понятно, что речь идет о хачапури по-аджарски. Пришлось объяснять гостю, что это вовсе не русская, а грузинская кухня, а заодно, что в виду имеется не американский штат Джорджия, а страна на Кавказе). И вы очень любите на завтрак сладости, да? Такого огромного выбора пирожных, тортов, муссов, конфет я не встречал ни в одном отеле. И соусы к круассанам очень необычные.

— А люди?

— Все мои представления о русских ограничивались знакомством с Леной Катиной из «Тату», с которой мы пару раз выступали в одних шоу в Германии. На них приходило много русской публики, так что я представлял себе русских мужчин высокими и сильными, а женщин — хорошенькими и ухоженными. Немки редко пользуются косметикой, а ваши девушки, выходя из дома, всегда красятся и наряжаются. Мне это нравится. Уже здесь, в России, добавились новые факты. По дороге из аэропорта я понял, что стиль вождения русских водителей сильно отличается от немецкого. Мы в Германии бережем свои машины, а для вас они, похоже, не имеют никакой ценности. Вы что — не боитесь их разбить, гоняя по трассе на такой скорости и совершая немыслимые маневры?! Я был так удивлен этим, что даже не успел испугаться. А еще я до сих пор не видел здесь ни одного человека, пьющего водку. Что, вы тоже ее не любите? (Смеется.)

— Вы полтора года жили в Лос-Анджелесе и Сиэтле. Неужели американцы показались вам менее странными?

— Конечно! Между Россией и Германией разница гораздо ощутимее, чем между Германией и США. Американцы не сильно отличаются от европейцев образом жизни, поведением и менталитетом. Я не заметил особой разницы, разве что в мелочах. Я поехал туда, как и многие музыканты, думая, что Штаты — центр музыкального мира планеты и, если хочешь чего-то добиться, надо быть там, где происходит все самое интересное. Но мне не удалось получить green card, и, когда временная виза закончилась, пришлось уехать.

Правда жизни

— Вы — стопроцентный рокер. Не смущает, что золотая эра рока осталась в далеком прошлом? — В 80-ые — 90-ые рок-звезды были богами для своих поклонников. Сейчас не так. Но для меня важно исполнять не ту музыку, которая на гребне волны в данный момент, а ту, что я люблю, что слышит мое сердце. Поэтому я не стану менять стиль на хип-хоп или рэп только потому, что они сейчас популярнее рока. Я буду писать музыку, которая по-настоящему трогает меня. Только в этом случае она будет трогать и слушателей. Хотя мне близки и фолк, и джаз, и гранж. Я слушаю много разной музыки, в основном англоязычной.

— А пишите на немецком?

— 50 на 50. Если хочешь, чтобы тебя слушали за пределами твоей страны, пой на английском. Так устроен шоу-бизнес. Но есть и другая причина, более важная для меня. Английский — самый простой язык, на котором можно петь песни. О чем бы ты ни хотел рассказать, все получается красиво, слова сами складываются в строчки, рифмы подбираются сами собой. На немецком гораздо сложнее подбирать слова, чтобы они хорошо звучали и не резали слух. Как ни крути, мой родной язык довольно груб. Английский же — очень мелодичный язык, будто созданный для того, чтобы писать на нем песни обо всем на свете. А вот с русской музыкой, и классической, и современной, я, к сожалению, не особо знаком. Хотя вот сейчас слушаю, как вы говорите, и русский кажется мне вполне приятным. (Улыбается.) Первой всегда приходит мелодия. Я наигрываю ее и так, и эдак, чаще на гитаре, иногда на пианино, и только потом начинаю нанизывать на нее слова.

— Вас называют искренним, проникновенным исполнителем. Дело в том, что вы пишите о жизни, как она есть?

— Я стараюсь писать и петь только о том, что знаю, что испытал, через что прошел сам. О своих чувствах, потерях и приобретениях, победах и поражениях, мечтах и разочарованиях. Меня вдохновляет жизнь во всех ее проявлениях. Я люблю наблюдать ее течение. Поэтому мне не приходится придумывать сюжеты для своих песен. Если будешь внимательным, жизнь даст тебе их огромное количество. О любви у меня песни 2-3, не больше. В основном, они о жизни, моей жизни, в первую очередь. О том, каково это — постоянно находиться в пути, жить в отелях, концерт за концертом, как я скучаю по дому, по самому ощущению стабильности. А вот политика не слишком меня интересует. Я не хочу тратить свое время на то, чтобы слушать, читать и смотреть, как политики лгут и изворачиваются, покрывая интересы магнатов и корпораций. Поэтому у меня всего одна песня о том, как чьи-то амбиции порой становятся причиной войн, уносящих тысячи жизней. Но я искренне восхищаюсь музыкантами, которые берут на себя смелость открыто выступать против политических систем, петь об этом, не боясь навлечь на себя гнев сильных мира сего, как, например, Bono из U2.

Музыка делает меня по-настоящему счастливым. Ведь счастье — это возможность делать то, что любишь, быть с теми, кого любишь и, конечно, быть здоровым.

Metallica и Bon Jovi

— А кого вы считаете своими учителями в музыке?

— Моя настоящая большая любовь, мои вдохновители — Metallica. В 6 лет родители подарили мне на Рождество первую гитару и записали в музыкальную школу. Я с энтузиазмом учился играть, снимая их мелодии, гитарные рифы, аккорды с магнитофона, снова и снова, миллион раз прослушивая их песни. Гораздо позже я встретился со своими кумирами на одном из их концертов в Голландии. Это было невероятно — запросто разговаривать перед концертом с Джеймсом Хэтфилдом и Ларсом Ульрихом на встрече фан-клуба! К сожалению, выступить с ними на одной сцене пока не удалось, хотя я страстно об этом мечтаю. Зато мне посчастливилось играть с таким потрясающим музыкантом, как Ричи Самбора, гитарист Бон Джови. Я узнал в Интернете, что он ищет музыкантов для своего сольного проекта, отправил ему треки по указанному адресу, и он выбрал меня среди других претендентов. Еще мы делали совместный тур по Германии с американской группой The Goo Goo Dolls — Вы наверняка знаете их мировой хит Iris. Выступал с шотландским исполнителем Рэем Уилсоном и многими другими. У меня есть и своя группа, с которой я иногда играю в качестве фронтмена. Репертуар особо не меняется, просто к моей гитаре присоединяется аккомпанирующий состав, и мы звучим немного громче. (Смеется.)

— У современных музыкантов благодаря интернету стало больше возможностей для реализации?

— Интернет — это и хорошо, и плохо. Хорошо — потому что через него ты можешь сам организовывать для себя гастроли и налаживать контакты с нужными людьми. Плохо — потому что слишком много людей теперь могут делать то же самое. То есть конкуренция все время растет. Ну и, конечно, упущенная прибыль. Зачем покупать диски, если можно бесплатно скачать все в сети?

Счастливый рокер

— А как насчет громкого девиза рок-музыкантов — «Живи быстро, умри молодым»?

— Нет-нет, это, к счастью, не про меня. (Смеется.) По характеру я очень спокойный, домашний человек. Родился и вырос в маленьком городке Вупперталь в Западной Германии неподалеку от Кельна. И сейчас там живу, купил дом по соседству с родителями. У нас очень близкие отношения. Они всегда поддерживали меня, не требовали, чтобы после школы поступал в институт, получал профессию, так как видели, что главное в моей жизни — музыка. Отец и сам неплохо играет на пианино. А свою первую настоящую песню, написанную в 17 лет, я спел маме и сестренке. Если гитарой я занимался с педагогом, то петь учился самостоятельно. Столько времени посвящал этому, что, в конце концов, стало получаться, и я рискнул представить свои песни более широкой публике. Сейчас выступаю по всему миру, много путешествую. Но, как только появляется возможность, встречаюсь со старыми друзьями или просто бездельничаю. Обожаю гулять с собакой, за которой в мое отсутствие ухаживает моя девушка.

— Музыка изменила вашу жизнь?

— Когда я стал профессиональным музыкантом, это полностью изменило не только мой образ жизни, но и мое мировоззрение. Моя деятельность позволяет видеть все своими глазами, разговаривать с людьми из самых разных стран и делать собственные выводы. Это одна из потрясающих возможностей, которые даются творческим людям. Теперь я точно знаю, что далеко не все американцы мыслят, как Дональд Трамп, не все русские похожи на Владимира Путина и не все немцы разделяют взгляды Ангелы Меркель. Нельзя навешивать ярлык на целую нацию. Эта вроде бы прописная истина на самом деле дорогого стоит, когда убеждаешься в ней сам.

Музыка делает меня по-настоящему счастливым. Ведь счастье — это возможность делать то, что любишь, быть с теми, кого любишь и, конечно, быть здоровым. А если ты можешь еще и зарабатывать любимым делом — ты сказочный везунчик! Возможно, занимаясь чем-то другим, я зарабатывал бы больше, но для меня гораздо важнее, просыпаясь по утрам, испытывать радость от того, что сегодня, как вчера или завтра, я буду заниматься именно тем, что действительно люблю, и думать, что, возможно, именно сегодня я напишу свою лучшую песню. Эти чувства невозможно купить!

Комментарии для сайта Cackle

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.

Производство сайта Павел и Дмитрий Логачёвы