Деревянные дома, как люди, каждый со своей судьбой. Сложной, запутанной, драматичной. И пока в нашем городе не появилось стойкое желание оберегать свое архитектурное достояние, финал этой судьбы будет печальным. Как и жизнеописание босоногого Тома Сойера из романов Марка Твена, в честь которого был назван всероссийский фестиваль восстановления старинных зданий, дающий беспризорным и не очень объектам надежду на новую жизнь, второе рождение и простое человеческое участие...

Вернуть былую историческую красу старинным зданиям пытаются десятки волонтеров во главе с координаторами «Том Сойер Феста» в Челябинске Галиной Зубаировой, Анастасией Кашиной и Беллой Юговой. Активистки, которые делают для городской среды, возможно, больше, чем все городские чиновники вместе взятые. Пока на их счету восстановление двух старинных домов.

В прошлом году команда волонтеров привела в порядок дом по улице Российской, 86, который был построен еще в 1920 году, а в этом — особняк Рябинина, первые упоминания о котором появились в 1885 году.

Справка:

На объекте девушки и прорабы, и маляры, а в обычной жизни Анастасия работает организатором мероприятий и редактором, Галина трудится в реставрационной мастерской «Челябинскгражданпроекта» вместе с известным экспертом Татьяной Маевской, а Белла — главным бухгалтером на крупном предприятии. А объединяет их любовь к старинной архитектуре и желание сделать свой город лучше.

Волонтеры от архитектуры

Галина:

Марк Твен явно недооценивал своего Тома. Ведь откуда взялся литературный подтекст в названии фестиваля? Считается, что Том Сойер был хитрецом, который смог превратить неинтересное занятие по покраске забора в интересное и увлечь этой идеей других. Но, когда ты становишься на место этого персонажа и организуешь фестиваль, все оказывается не так однозначно. Вначале предстоит найти забор, нуждающийся в реставрации, затем необходимо сделать проект по всем правилам, согласовать график работ, купить необходимые материалы. И только потом найти человека, который захочет покрасить этот забор. Исходя из своего опыта, я могу сказать, что Том вовсе не был хитрецом, скорее он был талантливым организатором.

— Девушки, вы такие молодые, красивые, зачем вам пыльная стройка?

Галина:

В 2017 году я читала много сообществ, посвященных урбанистике, даже присоединилась к одному из них. На тот момент я уже проработала в проектно-реставрационном бюро «Челябинскгражданпроекта» около трех лет. Занималась экспертизой старинных жилых домов, благодаря которой соприкоснулась с потрясающими по красоте объектами: ажурными домами в псевдорусском стиле, рубленными избами и усадьбами, которые представляют собой целый комплекс исторических построек. И как же больно было видеть, что эти бесценные творения приходят в упадок, теряют свое простое деревенское очарование. Потом я узнала, что на родине Петрова-Водкина, в городе Хвалынске, обновили деревянный дом, и что это было сделано в рамках «Том Сойер Феста». Тогда я подумала: «Вот что нам нужно!» И решила разузнать об этом больше.

Для начала отправилась в школу фестиваля, где познакомилась с организаторами из других городов, прослушала лекции на тему архитектурного наследия. Помню, что больше всего меня зацепил доклад доцента высшей школы урбанистики Виталия Стадникова, который буквально на пальцах разложил, что исторические здания делают города инвестиционно привлекательными. Окрыленная встречей с единомышленниками, по приезду домой я сразу же отправилась на поиски объекта, который можно было восстановить в рамках фестиваля. В итоге я остановила свой выбор на неприметном с виду доме на Российской, 86, собственник которого сразу же согласился принять мероприятие на своей площадке. Это был первый объект, фотографии которого я притащила в мастерскую, на суд своего руководителя и эксперта в работе с объектами культурного наследия Татьяны Маевской. Татьяна Ивановна не только поддержала мою идею, но и помогла создать проект реставрации. Так был дан старт «Том Сойер Фесту» в Челябинске.

С самого начала ко мне присоединилась Анастасия, которую можно считать официальным «голосом» фестиваля: она, как минимум, ведет социальные сети, выкладывая трудовые будни волонтеров, а как максимум, отвечает за весь контент фестиваля. А в этом году команда координаторов пополнилась Беллой. Она, так сказать, активистка по жизни, да еще и хороший бухгалтер. Так что на нашем фестивале у нее неофициальная должность казначея. Кстати, Белла и познакомила нас с владельцами дома на Каслинской, 137, ставшего площадкой для проведения «Том Сойер Феста» в этом году.

— Вы задумывались, почему в нашем городе все плохо с деревянной архитектурой?

Галина:

Я каждый день сталкиваюсь с объектами культурного наследия и понимаю, почему они находятся в таком плачевном состоянии. Причин несколько. Первая — несовершенство системы и законодательства, которые не позволяют наделить дома каким-то современным функционалом. В моей практике даже был конкретный пример, иллюстрирующий это утверждение. Эта история о том, как владелец дома на улице Труда, 82 мечтал открыть в своей старинной усадьбе кафе. Заказал проект, прошел все согласования, получил все разрешения. Но в последний момент оказалось, что согласно градостроительному плану, объект находится в зоне, не предусматривающей функцию общепита. Потратив кучу денег и времени, собственник отказался от своей затеи и больше не предпринимал попыток что-то сделать со своим неудобным активом. Сегодня дом по этому адресу стоит и ветшает.

Вторая причина, в огромном ворохе бумаг, которые нужно собрать, прежде чем что-то делать. Все потому, что на объектах, внесенных в реестр объектов культурного наследия, нельзя работать без согласований с компетентными органами, без проекта, разработанного исключительно в реставрационной мастерской, без пройденных экспертиз, а также строителей со специальными разрешениями.

И третья причина исчезновения архитектурных памятников кроется в самих собственниках, ведь не все же они такие законопослушные, как вышеупомянутый человек. Все мы знаем, что по вине владельцев многие усадьбы исчезли с лица города, сгорели или погибли под гусеницами бульдозера. А все потому что государству проще ставить преграды, чем создать необходимые условия и подсказать владельцу, как распорядиться таким домом, что сделать, чтобы объект приносил прибыль. Такая разъяснительная работа только начинается и «Том Сойер Фест» играет в ней не последнюю роль.

Анастасия:

Мы и до фестиваля замечали, как исчезает старый Челябинск. Как он деградирует последние 10 лет. Видели, что город бездумно застраивают панельными коробками, а деревянная архитектура теряет цвет и разрушается. Но как на это может повлиять человек без образования архитектора? До «Том Сойер Феста» ответа на этот вопрос, кажется, не было. Но сегодня фестиваль доказывает, что помочь историческому наследию может каждый. И все что от нас нужно — желание и участие. Здорово, когда люди откликаются на этот запрос, приходят сюда и помогают, чем могут. Для фестиваля важна любая мелочь. Вкусный пирог для волонтеров, услуги курьера, пожертвование в 100 рублей... Люди впитывают идеи фестиваля и пытаются привнести их в свою обычную жизнь. На «Том Сойер Фесте» они учатся влиять на то, что происходит вокруг, и брать на себя ответственность.

От дома к дому

— Что поменялось в подходах, приемах фестиваля в этом году?

Галина:

В том году были буквально спартанские условия: импровизированная раздевалка за небольшой ширмой, душевая кабинка, расположенная прямо на улице. После работы все собирались на чаепитие за маленьким столом, кое-как помещаясь под хлипким тентом. Но атмосфера была все-таки потрясающая. Каждый понимал, что прикоснулся к истории города, к ее самым захватывающим страницам. На прошлом доме мы успели сделать не так много: ошкурили и покрасили фасад, оббили металлом завалинку, вывезли две газели с мусором, заменили забор и посадили кустарники. В этом году все гораздо глобальнее. Мало того, что мы замахнулись на объект культурного наследия, так еще и работы развернули в полную силу. Во-первых, потому что и сам дом, и прилегающая к нему территория в разы больше, а во-вторых, фестиваль развивается: к нам приходит больше людей, а значит, и сделать мы можем гораздо больше. А еще помимо реставрации на этом объекте родилась отличная мысль: «Давайте тусить». Мы организовали больше 20-ти мероприятий на территории дома. Кинопоказы, мастер-классы, лекции, гитарники, барбекю, пленэры и даже дискотеки.

— Что изменится в судьбе дома после фестиваля?

Белла:

Наш приоритет — провести фестиваль, но сегодня мы решили пойти дальше реставрационных работ и обсуждаем создание общественно-креативного пространства на территории усадьбы. Здесь можно расположить некапитальные строения и проводить мероприятия для жителей города. Что касается работ на доме, в задачи фестиваля не входит реставрация и ремонт интерьеров, а вот фасады дома обновятся полностью. Мы очистим дерево от налета и покроем специальной защитной пропиткой, изготовим недостающие элементы декора и заменим утраченные элементы. В целом, дом будет выглядеть живым и привлекательным.

Строительное расписание

— Кто к вам приходит? И как к вам можно присоединиться?

Галина:

«Усредненный» портрет нашего волонтера такой: это люди от 15 до 30 лет, которые хотят приносить пользу городу и обществу, но не знают, как это сделать. Среди них подростки, краеведы-любители, общественники, обычные заводчане, бухгалтеры. Изначально для себя мы определили работу на объекте как летний лагерь. Здесь у нас есть дирекция в нашем лице, неутомимые вожатые — старшие волонтеры и строгий физрук — прораб, который каждый день раздает задания. Но самое классное, что волонтеры работают в удовольствие, они бегут на объект после основной работы и охотно берут в руки болгарки, кисти и краски. К слову, наш трудовой лагерь работает каждый день, с 17:00 до 22:00. В выходные смена открывается с 11:00 до 21:00 с перерывами на отдых, ужин и мероприятия. Какой же летний лагерь без активностей?

— Что говорят ваши близкие по поводу этой стройки?

Белла:

Супруг меня очень поддерживает. С самого начала фестиваля он помогает профессиональными советами и материалами, так как имеет большой опыт в строительстве деревянных домов и деревообработке. Образно говоря, он не говорит, когда все закончится, а спрашивает, какой дом будет следующим?

Галина:

С самого начала, когда я только мечтала стать волонтером, мама предостерегала: «Не давай себя использовать!» Но когда она побывала на закрытии предыдущего фестиваля, увидела одухотворенные лица нашей команды, ее риторика изменилась. Тогда она объявила, что не представляла сколько в городе неравнодушных людей, что она ничего обо мне не знала, и что теперь я представляюсь ей совершенно другим человеком.

Анастасия:

Родители предлагали мне «найти нормальную работу» и не воспринимали всерьез мои стремления, пока не увидели репортажи с нашей командой и не оценили результат фестиваля — отремонтированный нашими руками дом. Теперь я чувствую их всестороннюю поддержку и слышу слова одобрения, и это меня вдохновляет.

«Том Сойер фест» — это фестиваль для тех, кто хочет сделать город лучше, перейти от слов к делу. Над восстановлением облика старинного дома работают десятки волонтеров. Все они приходят на стройку после основной работы.

Утром деньги, а вечером стройка

— Какие трудности существуют на объекте?

Галина:

После первого дома у меня реально было предынфарктное состояние. Я не думала, что вообще способна организовать реставрационные работы. Поэтому долго решалась на следующий дом. Но рада, что сделала это. Рядом со мной образовалась команда единомышленников, Анастасия и Белла. Девочки сразу же взяли на себя организационные вопросы и впряглись в эту «стройку». Теперь у нас троих предынфарктное состояние. Потому что нужно работать со спонсорами, которые, к сожалению, не всегда отвечают своевременно или сдерживают обещания, думать о том, чем накормить людей, и где взять денег на материалы. Не говоря уже о колоссальной физической нагрузке, которую мы с девчонками между собой окрестили «кардио-нон-стоп». Три месяца забега без перерыва и права на отдых. От таких интенсивных тренировок я уже похудела на 6 килограммов!

Анастасия:

Мы часто списываемся в чате фестиваля с координаторами из других городов. У них бывают проблемы и похлеще: где-то по соседству с реставрационными работами подожгли дом, где-то у команды инструмент украли или краску, где-то не могут собрать нужную сумму... В общем, диагноз один: памятники архитектуры не берегут и не считают такое занятие важным. Ценности домов с историей никто не понимает, оттого и стараются избавиться от них поскорее. И когда приходят наши коллеги из «Том Сойер Феста», готовые взвалить на себя весь груз ответственности, вместо того, чтобы их поддержать, собственники и чиновники вставляют палки в колеса. То делают вид, что ничего не происходит, то деньги выделяют, когда работы уже закончены. А надо бы как в том фильме: утром деньги, а вечером стройка.

— И откуда же деньги на реставрацию?

Белла:

Фестиваль некоммерческий — он существует благодаря пожертвованиям неравнодушных жителей и поддержке спонсоров. Мы сделали сайт tsfchel.ru, где расписали свои нужды и разделили их на несколько донат-кампаний. Каждый, кто хочет помочь, может отправить пожертвования на покупку инструментов, питания команды, аренду оборудования или бытовые расходы. Деньги на оплату работы реставратора второй год подряд выделяет фонд известного блогера Ильи Варламова — АНО «Внимание». В этом году согласование и подписание документов на открытие сбора средств заняло 2 месяца, а смета получилась больше 500 000 рублей. Также в этом году наш фестиваль проходит в рамках национального проекта «Культура». Мы подписали госконтракт, который позволит частично покрыть затраты на обеспечение быта и питания волонтеров, а также проведение культурно-просветительских мероприятий. Только финансирование появится после окончания работ, а пока мы многое покупаем взаймы. На следующий год мы планируем подать заявки на гранты и субсидии в сфере сохранения историко-культурного наследия, чтобы заниматься непосредственно фестивалем, а не хождением по кабинетам в поисках средств на необходимый инструмент и хозяйственные нужды.

— Какие планы у вас в будущем?

Галина:

Эффектно закрыть фестиваль, поставить яркую точку. Есть у нас еще пара задумок, которые можно реализовать. Например, идея, как вдохнуть новую жизнь в территорию, которая всем так приглянулась. Отправить в школу реставраторов «Том Сойер Феста» нашего прораба. Думаем оформляться как общественное движение, иначе нам не потянуть финансовую нагрузку.

Анастасия:

До «Том Сойер Феста» я курировала мероприятия в йога-студии, где работала. Сейчас буду набираться опыта в организации общественных проектов. Хочу быть хорошим менеджером и уметь налаживать связи с общественностью. Не знаю, где и как я этому научусь, пока отправляю эту идею в космос.

Белла:

А я знаю, где ты этому научишься, мы же все понимаем, что со временем фестиваль может перерасти в нечто глобальное, вот здесь ты и сможешь проявить свои таланты. Если говорить обо мне, то в профессиональной сфере я ничего не буду менять. А вот для реализации наших совместных планов, связанных с продолжением проекта «Том Сойер Фест», буду заниматься изучением многочисленной информации, которая в дальнейшем поможет решению многих «вопросиков». Ну а пока я чувствую, что будет тяжело расставаться с этим домом и постепенно забывать наш пропускной пароль: «Нажмите на железную лапку на двери в воротах, тихонько толкните дверь, и она откроется».

Справка:

Всероссийский фестиваль «Том Сойер Фест» проходит четыре года подряд в 49 городах и поселках нашей страны. Сердцем культурного события считается Самара. За время проведения фестиваля в реставрационных работах поучаствовали тысячи молодых людей. С каждым годом фестиваль расширяет свои границы: не так давно к нему подключились активисты из Киргизии.

Комментарии для сайта Cackle

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.

Производство сайта Павел и Дмитрий Логачёвы